Экспорт российского ядерного образования под контролем атомной индустрии

Проректор по международной деятельности Технической академии Росатома Владимир Артисюк рассказал, почему и с какой целью бывший институт ЦИПК сменил свое название. В своем новом качестве ЦИПК существует с августа 2017 года и известен теперь всему научному миру как Техническая академия Росатома.

− В цивилизованном мире сложилась практика, что корпорации всегда имеют в распоряжении свои образовательные центры, в названии которых часто присутствует слово «академия», – рассказывает Владимир Артисюк. − Мы проанализировали эту международную практику и назвали ЦИПК Технической академией Росатома. В англоязычной версии академия называется Rosatom Technical Academy, и это название имеет колоссальный успех во всем мире не только ввиду авторитета российской ядерной отрасли, но и по причине узнаваемости – за рубежом немало знаменитых институтов, в чьих названиях тоже фигурирует слово «tech»: Калифорнийский технологический институт – Caltech, Токийский технологический институт – Tokiotech. Название было выбрано, в том числе, и для PR, ведь имидж-составляющая важна не только для продвижения знаний, но и для так называемой «мирной ядерной экспансии», которую Россия осуществляет по всему земному шару, для завоевания лояльности зарубежной элиты к мирной атомной энергетике в ее российской версии.
− Для смены названия существовали и предпосылки, – говорит Владимир Артисюк. − Первая из них – глобальная задача по подготовке оперативного персонала для зарубежных АЭС. Для этого еще в 2010 году в институте был создан международный центр подготовки персонала, кадровый костяк которого составили аспиранты с большим научным бэкграундом и глубоким пониманием предмета. Создание международного центра показало, что мы, то есть ЦИПК, вышли на серьезные мировые позиции – стали заметны в мировом ядерном сообществе. Мало того, в 2017 году РФ внесла экстра-бюджетный взнос в МАГАТЭ с тем, чтобы на эти деньги стажеры из зарубежных стран, вступившие на путь атомной энергетики, приезжали к нам учиться. Фактически это государственный рекрутинг. Тогда же ЦИПК получил от Госкорпорации Росатом бюджет на преподавание этим стажерам. Признание наработанных международных компетенций за рубежом и внутри отрасли привело к тому, что Техническая академия была выбрана в качестве главного инструмента контрактной подготовки оперативного персонала зарубежных АЭС. Сейчас к нам уже приехали на обучение стажеры из Бангладеш, ожидаем стажеров из Египта, Белоруссии, Венгрии, Финляндии – это более 1000 человек. Ни одна ядерная страна мира не имела такой внушительной практики! Таким образом, мы зарекомендовали себя в мировом коммьюнити как основной инструмент подготовки кадров для зарубежных АЭС.
− Естественно, что при таких массовых потоках обучаемых из-за рубежа руководство Росатома стало понимать, что необходимо создать единое окно для этого бизнеса, – продолжает Владимир Артисюк, – на базе ЦИПК создать единую могучую организацию, в которую следует собрать все активы. Помимо ЦИПК в нее вошли существовавший ранее отдельно Институт глобальной ядерной безопасности и учебно-тренировочный центр АТОМТЕХЭНЕРГО, который занимался в советское и постсоветское время обучением оперативного персонала АЭС. И тогда сработал тот самый синергический эффект, приведший к созданию Технической академии Росатома. Разумеется, штаб-квартира Академии находится в Обнинске. Кроме того, Академия имеет филиал в Нововоронеже, где располагается АЭС нового типа поколения 3+, многие зарубежные страны ориентируются именно на этот энергоблок, который будет для них референтным. Также есть филиал в Санкт-Петербурге – он ориентирован на строителей АЭС. И еще будет филиал в Сосновом Бору, где тоже есть АЭС – там будет обучаться оперативный персонал из Венгрии и Финляндии. И четвертый — в Екатеринбурге.
− Академия не может заниматься исключительно тренингом – ей необходима и научно-образовательная составляющая, – считает Владимир Артисюк. — Перед Академией встала масштабная задача обучения зарубежных специалистов не на русском, а на английском языке, как это практикуется ныне во всем мире. В 2018 году мы открыли программу обучения инструкторов, стали брать на работу выпускников профильных атомных вузов с хорошим английским: из ИАТЭ, Ивановского энергетического института, Томского политехнического института. В то же время, чтобы поддерживать подготовку инструкторов, мы пригласили к сотрудничеству крупнейших специалистов по безопасности АЭС. Один из них, Владимир Федорович Украинцев — автор учебника по АЭС с реакторами ВВР-1000. Мы переводим его учебники на английский и адаптируем под зарубежного читателя.
В минувшем году Росатом выделил Академии еще один бюджет – теперь уже на взаимодействие с вузами стран-партнеров. Но если обычно наука опирается на университеты, то ядерная наука опирается на индустрию, которая развивается быстрее образования, а посему сама контролирует подготовку требуемых ей научных кадров. Поэтому экспорт российского ядерного образования за рубеж идет под контролем индустрии – за рубежом открываются вузы с двойным дипломом, разрабатываются учебники нового типа, в которых содержится опыт российской атомной отрасли. Так, первый учебник, изданный нами по-английски, принадлежит перу выдающегося обнинского ученого Георгия Ильича Тошинского – он посвящен свинцово-висмутовым реакторам малой мощности. Учитывая тот факт, что российские реакторы все более востребованы за рубежом, наши учебники будут внедряться через МАГАТЭ в качестве цифровых курсов. К тому же Техническая академия Росатома уже начала готовить профессоров зарубежных вузов по своим учебникам.
С.Коротков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.