Будущее – за атомной энергией

26 июня наукоград отметит День мирного атома. Этот праздник был утвержден Правительством Калужской области в 2017 году. Именно 26 июня 1954 года в Обнинске была запущена первая в мире промышленная атомная электростанция.

О потенциале развития ядерной энергетики мы поговорили с Валерием Левченко -директором обнинской компании «Моделирующие системы», которая создаёт тренажёры для отработки нестандартных ситуаций на атомных электростанциях. Он уверен, что ни ветряки, ни солнечные батареи не могут стать альтернативой атомной энергии.

Корр.: Невозможно не начать наш разговор с пандемии. Как человек, который большую часть жизни занимается моделированием аварийных ситуаций на атомных электростанциях, насколько оптимистично Вы смотрите в будущее после карантина? Нет ощущения, что «мир никогда не будет прежним»?

Левченко: Нет, у меня нет пессимизма. Я всегда оцениваю состояние экономики в стране не в деньгах, а по двум натуральным показателям: потреблению электроэнергии и транспортным перевозкам. Если люди потребляют электричество, значит, работают заводы и фабрики. Если по дорогам едут автомобили, значит им есть, что везти. Так вот, за время пандемии потребление электроэнергии снизилось незначительно, да и с транспортом ситуация нормальная. Потоки транспорта сократились за счёт закрытия границ, но внутренние перевозки товаров почти не изменились. Поэтому, я думаю, в целом экономика страны не сильно просела. Хотя, конечно, малый и средний бизнесы испытали серьёзный удар, и те люди, которые работают в этих сферах, пострадали. Но, будем надеяться, в скором времени всё придёт в норму.

Корр.: Конкретно ваш бизнес как перенёс карантин?

Левченко: У нас некрупная компания, но она практически не пострадала в силу своей специфики. Во-первых, наш главный заказчик – государство, во-вторых, мы занимаемся долгосрочными проектами, для которых нужны только сотрудники, компьютеры, ручки и бумага. Наша деятельность легко и безболезненно переводится в дистанционный формат и обратно. Некоторое неудобство мы почувствовали, но оно не было фатальным. Все свои обязательства по контрактам мы выполняли в срок и в полном объёме. Работы у нас меньше не стало. По-прежнему сотрудничаем с рядом институтов, в том числе Научно-исследовательским институтом атомных ректоров и Международным агентством по атомной энергии. В рамках этих проектов разрабатываем полномасштабную модель для стенда исследовательского реактора, создаём тренажёры для студенческой аудитории третьих стран, то есть тех стран, которые только думают о развитии атомной энергетики.

Корр.: Почему всё большее количество стран решаются строить атомные электростанции? Это дорого, сложно, опасно. Не проще ли строить ветряки и устанавливать на крышах солнечные батареи?

Левченко: Людям, которые не работают в атомной отрасли, кажется, будто ветряки и солнечная энергия более привлекательный вариант. Но давайте разберёмся. Можно ли представить себе железную дорогу, которая работает от ветряков? Вряд ли. Ветер есть – поезд едет, ветра нет – поезд остановился. А фабрику на солнечной батарее мы можем вообразить? Едва ли. Для этого придётся сооружать гигантскую батарею, затраты на производство которой будут не оправданы.

И, кстати, пресловутая «экологичность» ветряной и солнечной энергии – миф. Производство солнечных батарей очень вредно для окружающей среды. А ветряки издают ультразвук и создают вибрацию в воздухе, которые меняют микроклимат на много километров вокруг. Я был возле таких ветряков. В этих местах исчезло всё живое: не слышно ни кузнечиков, ни цикад, ни мух, нет кротов и кротовин. Идеальная, мёртвая тишина. О какой безопасности для экологии можно говорить?

Корр.: То есть Вы отвергаете ветер и солнце как источники энергии?

Левченко: Их нельзя отвергать, это реальность. Когда едешь по Германии, вдоль дороги – полчища ветряков. Это, кстати, на мой вкус очень некрасиво. Но ветер и солнце могут использоваться только для бытовых целей в маленьких городах или деревнях. Больших мощностей и постоянства от них не добьёшься. И в этом смысле они не могут конкурировать с атомной энергией.

Корр.: В чём же преимущество атомной энергии?

Левченко: Начнём с того, что она дешевле в восемь раз, чем солнечная или ветряная. Это если посчитать абсолютно всё: стоимость земли, оборудования, экологических налогов, сырья и прочее. Далее: очень сложно влиять на КПД солнца или ветра. Мы не можем сделать солнце или ветер интенсивнее, чем они есть. В основном именно атомные электростанции обеспечивают работу железных дорог и заводов. И, наконец, атомная промышленность – относительно чистая и безопасная. При нормальной работе атомной электростанции нет никакого вреда для окружающей среды.

Корр.: Это Вы утверждаете после Чернобыля?

Левченко: Да. Я это утверждаю после Чернобыля. Там случилась авария, катастрофа. Надеюсь, подобное никогда больше не повторится. А когда атомная электростанция работает в штатном режиме, она не приносит вреда. Люди извлекли урок из Чернобыля, и сейчас отношение к безопасности очень ответственное. Я могу с полной уверенностью судить об этом, потому что безопасность атомных станций – моя профессиональная компетенция. Тренажёры, которые создаёт наша компания, как раз нужны для того, чтобы сотрудники атомных электростанций отрабатывали все внештатные ситуации, которые могут возникнуть в процессе эксплуатации атомного реактора.

Корр.: Вы смотрели сериал «Чернобыль», созданный американским телеканалом HBO совместно с британской телесетью Sky? Говорят, он очень точно передаёт события той катастрофы.

Левченко: Посмотрел частями, но на полный просмотр меня не хватило – слишком много ерунды и неправды. В 1986 году я сам ездил ликвидировать последствия той аварии, я знаю, как всё было и считаю, что этот сериал – антироссийская пропаганда.

Корр.: Что больше всего запомнилось о Чернобыле?

Левченко: Вы знаете, всегда почему-то запоминаются бытовые смешные ситуации. Например, именно там я впервые увидел и попробовал кока-колу. Тогда в Советском союзе всё было в дефиците, а в Чернобыль завезли продовольствие в изобилии. По дороге к своему рабочему месту мы брали ящик с колой и пили её, сколько хотели. Даже чай пытались из неё заваривать. Редкостная гадость! А потом стало понятно, что газировкой жажду не утолишь, и мы от неё отказались в пользу обычной воды.

Екатерина Задохина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.