. Обнинский Вестник » Публикации » Они ушли - они остались
Главная » Культура

Они ушли - они остались

11 декабря 2011 Нет комментариев

2011-ый год спешит к своему завершению. Давайте полистаем последние номера журналов, подойдём к книжной полке. Сколько имён! Но «одних уж нет…», впрочем, почему – нет?! Если есть память, литературное наследие – жизнь продолжается.

Борис Мессерер. Промельк Беллы: фрагменты книги // Знамя, 2011, №9 - 12.
Автор – народный художник России, лауреат Государственной премии РФ, академик Российской Академии художеств, председатель секции художников театра, кино и телевидения Московского союза художников. Диапазон его деятельности весьма внушителен и интересен. Он работал в области книжной графики, в том числе оформлял самиздатовский альманах «Метрополь». Впечатляют его дизайнерские проекты художественных экспозиций в Государственном музее изобразительных искусств: «От Джотто до Малевича», «Русский придворный костюм», Пабло Пикассо, Амедео Модильяни, Федерико Феллини, Тонино Гуэрра, Сальвадор Дали. Ещё он всю жизнь занимается станковой живописью и акварелью. Провёл более двадцати персональных выставок в городах России. Участвовал в московских, всероссийских и зарубежных художественных выставках в Лондоне, Париже, Сан-Пауло, Праге, Милане, Эдинбурге, Бостоне. Конечно, он встречался со многими интересными людьми, обогащался многими событиями и впечатлениями и даже зафиксировал свои наблюдения. Но самое главное, Бориса Асафовича связывают тридцать шесть лет совместной жизни с Беллой Ахмадулиной. Она подарила ему целый круг замечательных литераторов, и он радовался её вхождению в художественные и театральные сферы. Их прежние жизни переплелись с их единственной и неповторимой, и дали невероятный заряд на будущее, то самое, которое наступает завтра. Белла была лучшей натурой для мужа, а он для неё – постоянным вдохновением. Читая откровенные страницы их встречи, их взаимопостижения, огромной любви, понимаешь, как обоим повезло. Главным жизненным инстинктом Мессерера было стремление хранить Беллу и ограждать её от различных бытовых неурядиц, чтобы уберечь редкий талант. И ему это удалось. Ведь, благодаря мужеству и такому пониманию, сейчас мы можем наслаждаться гениальной ворожбой поэта, распахивая изящные книги, заглядывая в журналы. Да и эта публикация с событийной канвой жизни не позволяет Белле исчезнуть, удерживает её среди нас, лёгкую и неземную.

Они ушли. Они остались: Антология ушедших поэтов, том 1. Составитель Е.Степанов. – М.: Союз писателей ХХ1 века, «Вест-Консалтинг», 2011, -356 стр.
Образ неповторимой Беллы Ахмадулиной возникает и здесь, на страницах этой поистине уникальной книги, снабжённой эссе и фотографиями, любовно предоставленными составителем Евгением Степановым, неоднократно выступавшим в Обнинской центральной библиотеке с презентациями своих журналов «Дети Ра», «Футурум АРТ», «Зинзивер». Пятнадцать ушедших поэтов, среди которых и наш Валерий Прокошин, снова возвращаются к нам своими стихами, глаза в глаза смотрят со снимков. Эссе о жизни и творчестве каждого, уже посмертные, дают нам вторую реальность, объективную, хотя и написаны пристрастным человеком, лично знавшим тех, о ком идёт речь. Вместе с ним расставляет свои акценты время, то самое, остановившееся, казалось бы, для наших героев. Ан - нет! Ведь это не просто имена: Андрей Вознесенский, Александр Ткаченко, Татьяна Бек, Геннадий Айги, Игорь Алексеев, Лидия Алексеева, Анна Альчук, Виталий Владимиров, Юрий Влодов, Алексей Даен, Михаил Крепс, Олег Попов, Алексей Хвостенко. Это – целые поэтические школы, направления, символы эпохи. И это уже – жизнь после жизни, которой удостаиваются немногие. Надо отдать должное вкусу составителя, благодаря чему книга как драгоценность: играет всеми гранями поэтического таланта. Читая её, понимаешь, на каких горних вершинах рождались образы, какая энергетика питала скрипящие перья…

Илья Фаликов. Улица Луговского: Литературный очерк // Новый мир, 2011, №11.
Автор – филолог по образованию, поэт, написавший десять книг лирики, эссеист, критик, романист. На этот раз он решил напомнить нам про поэта Луговского, которого мало кто из молодёжи сейчас знает. А ведь его имя овеяно легендами. Мало того, сердце Луговского похоронено вдовой поэта в крымской скале в районе Ялты, где он закончил свою жизнь в 1957 году. Илья Зиновьевич Фаликов специально проделал путь из Москвы до Ялты, чтобы оказаться там, на улице Луговского, и оттуда начать свои воспоминания.
Это был человек гигантского роста, с орлиным профилем. В зрелости – серебро волос. Короткий роман с Еленой Булгаковой прервался в начале войны, возродился в Ташкенте. Там было общение с А.Ахматовой, А.Н.Толстым, со всей столичной элитой эвакуации. Им было очевидно, что в литературу пришёл носитель песни, живой ритмики. Декламация стала второй, если не первой, натурой поэта. Это была эпоха актёрства, подготовленная предшественниками: Серебряным веком. Ближайшие друзья Луговского и вне площадки поэзии выходили на зрителя: Сельвинский – на цирковую арену, Антокольский – на театральную сцену. Ещё гремел Маяковский, рыдал и ругался Есенин. Зарождалась эра советской поэтической эстрады.
Луговской говорил о середине века, задолго до написанной в Ташкенте поэмы «Середина века», восхищавшей Е.С.Булгакову. Уже в 30-х годах он внутренне ощущал себя поэтом этой исторической поры. Сейчас его поэмы читаются легко, почти, как проза. Продуманный алогизм монтажа, эпизодическая невнятица, нелинейное действие, затянутость иных вещей – всё это нынче уже общий арсенал. Длинная строка, богатая ритмика, голосовое гудение – куда от этого денешься? Это вошло в стиховой состав нашего времени. Как и Луговской, Бродский - автор намеренного словообилия. Так или иначе, первый открыл второму возможности большого, долгого говорения без регламента. Борис Рыжий знал стихи Луговского наизусть и читал их своему сыну Артёму. Тогда же он написал «На мотив Луговского», в котором сказано: «Мне от сказок ничего не надо, кроме золотого волшебства». Межиров создал своего «Медведя» с оглядкой на «Медведя» Луговского, не без полемики с предшественником. Луговской мощно влиял на новых поэтов, это влияние продолжается и сейчас. Поэтому очевидно, какое крупное явление - незаслуженно забытый сегодняшними читателями автор «Середины века». Прочтите эти одиннадцать страниц Ильи Фаликова о даровании, надломе, раздвоенности, двуличии, саморазрушении, провале, трагедии. О мастерстве. Об уроке на будущее.
Только вот любим ли мы получать уроки, ценим ли чужой опыт? И можно ли успешно двигаться дальше, не имея настоящей опоры?
Любителям изящной словесности, знающим дорогу в библиотеку, и в частности – в центральную (ул. Энгельса, 14), рекомендую названные произведения как для ума, эрудиции, так и для души. А тем, кто ещё не знает к нам дороги, желаю её найти. Не блуждайте в потёмках!

Эльвира Частикова, заведующая читальным залом центральной библиотеки

Интересное в интернет:
Любители собак, которым нужны щенки французского бульдога в дар, могут найти для себя такую возможность. Конечно, такие объявления встречаются не каждый день, но при регулярном просмотре досок объявлений (например, на сайте petovod.ru ) получить в дар породистого щенка вполне реально.