80 миллионов рублей в год – много это или мало для аварийной городской службы?

В Обнинске аварийно-диспетчерская служба была создана в 2003 году. Её содержание в последние годы обходится городской казне в 60 миллионов рублей. Теперь коммунальщики просят увеличить финансирование до 80 миллионов – так посчитали в Центре муниципальной экономики. Депутаты Обнинского городского Собрания, которые в настоящее время разрабатывают бюджет на ближайшие три года, задумались, насколько обоснованы эти траты. Своими соображениями по этому поводу поделился генеральный директор ООО «РусЛифт-Обнинск», депутат ОГС Роман Анциферов.

Зачем платить дважды?
Все в городе знают, что если потекла батарея, то надо звонить в аварийку. Оттуда приедет мастер и перекроет стояк. Но ремонтом он заниматься не будет – это уже обязанность управляющей компании. В АДС не занимаются ремонтом, там лишь ликвидируют ЧП. За устранение этих коммунальных ЧП жители платят ежемесячно: в квитке на оплату коммунальных услуг предусмотрена для этого отдельная строка. Но аварийке эти деньги управляющие компании не отдают. Работу АДС компенсируют из городского бюджета. Получается, что горожане за одно и то же платят дважды.
Есть много вопросов, касающихся работы и бюджетирования городской аварийно-диспетчерской службы, на которые пока нет ответов – в том числе и у депутатского корпуса. До 2025 года муниципальные предприятия должны быть реорганизованы – этого требует закон. То есть, вместо муниципальной АДС появится муниципальное автономное или муниципальное бюджетное учреждение.
Для чего это делается? Предприятия получают прибыль, значит, должны платить налоги. А учреждение – некоммерческая организация. Значит, те 12 миллионов, которые сейчас уходят в качестве НДС в федеральный бюджет, можно будет потратить на образование, различные субсидии,например, больше выделить средств на программу поднаёма жилья врачам и учителям, увеличить финансирование ТОСов.

Оптимизация – это не бизнес-проект
Сейчас некоторые пишут о том, что мы, депутаты, хотим сделать из аварийной службы собственный бизнес. На мой взгляд, говорить это некорректно. У меня уже есть бизнес. Я пришёл в депутаты как директор компании, занимающейся установкой, ремонтом и обслуживанием лифтов – сферы, напрямую, связанной с ЖКХ. Поэтому я имею представление, как это всё работает изнутри, и есть понимание, как это можно оптимизировать.
Депутаты говорили о переводе службы из муниципальной в другую форму собственности. Это может быть муниципальное бюджетное учреждение или автономное, с участием доли администрации. Но оно должно быть оптимизировано по финансам, представлять на возмездной основе услуги частным управляющим компаниям. А затем нужно посчитать, сколько необходимо бюджетных денег для нормальной работы аварийной службы, и только после этого принимать решение о выделении субсидирования. Если оставить всё, как есть, то город в следующие три года отдаст 36 миллионов на налоги в федеральный бюджет, вместо того, чтобы потратить эти деньги на собственные нужды.
Если посмотреть расчёт Центра муниципальной экономики по аварийной службе, то можно увидеть, что почти 13 миллионов рублей в год выделяется на так называемые «Общеэксплуатационные расходы», в которые входят большей степенью зарплата административно-управленческого персонала МП « УЖКХ» в целом. Вот депутаты его и задали, потому что в бюджете на ближайшие три года везде одни и те же цифры – нет ни оптимизации, ни уменьшения. Поэтому говорить о каком-то бизнес-проекте, по мнению Романа Анциферова, совершеннейшая глупость.
Да, я работаю в сфере ЖКХ, работал с фондами капитального ремонта, и с другими муниципальными образованиями. Являюсь членом Торгово-промышленной палаты России комитета по ЖКХ. У меня есть определённая информация, опыт, есть, с чем сравнить. Почему я не могу задавать вопросы исполнительной власти, муниципальным предприятиям? Почему любая попытка оптимизации рассматривается как бизнес-интерес? Это не совсем правильно.
Во многих городах России сейчас уже и вовсе отказались от АДС. Ведь каждая управляющая компания должна иметь собственную аварийку, иначе она просто не получит лицензию на работу. Однако в Обнинске аварийную службу закрывать не собираются, хотят лишьулучшить её работу при разумном бюджетировании.

На низком старте
Есть мнение, что если предприятие муниципальное, то это даёт гарантию безопасности, управляемости процессом. Мол, на муниципальное предприятие у органов власти всегда есть рычаги воздействия. В Обнинске, например, с 2010 года городское муниципальное лифтовое хозяйство отсутствует, есть только частные предприятия.
Можно проследить, произошли ли за это время изменения в лифтовом хозяйстве в худшую сторону. Было ли такое, что много лифтов сразу не работало? Или что если лифт в пятницу встал, то до понедельника им никто заниматься не будет, как это было раньше? Выполнена ли поставленная задача по обновлению парка лифтов?
Да, у нас в городе она выполнена в полном объёме – в отличие от Калуги, где как раз работает муниципальная лифтовая служба. Там до завершения обновления лифтового оборудования ещё есть над чем поработать. В Обнинске было лифтовое муниципальное предприятие – теперь частные. Стало ли от этого хуже? Да, лифты, как и прежде, ломаются. Но сейчас у нас работают аварийные бригады и в будни, и в праздники, и в выходные. И больше 30 минут никогда человек в лифте не просидит. Если раньше жители жаловались на то, что лифты по неделе стоят неисправные, то сейчас они жалуются на некомфортную поездку в лифте: там, в кабине, где-то что-то дребезжит. Для меня это показатель перехода на новый уровень выполнения требований для пользователей подъёмных устройств.
Работу частника так же, как работу муниципального служащего, всегда может проверить технадзор, ГЖИ. За «косяки» бизнесмен отвечает собственным кошельком. И если ему нечем платить зарплату сотрудникам, то ему никто не даст на это денег из городского бюджета.
Саморегуляция рынка ЖКХ состоит в том, что ты всё время стоишь на низком старте. Ты чуть-чуть затормозил, отпустил вожжи, неправильно организовал взаимодействие с заказчиком – и всё. Нынешний рынок большой, развернулись – и ушли. Есть такие примеры.
В 2008 году президент Путин призвал реформировать ЖКХ. Это прямое руководство к действию. И на всех уровнях идёт сейчас реформирование ЖКХ, плохое ли, хорошее, в лучшую сторону или в худшую – везде по-разному, но процесс идёт, и это факт.
Многоквартирные дома после приватизации – это собственность каждого человека. И каждый должен за эту собственность отвечать. Другой вопрос, надо ли помогать, субсидировать какие-то моменты или нет? Да, мы должны быть социально ориентированными, но всё должно быть законно,– считает Роман Анциферов.

Елена Ершова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.