. Обнинский Вестник » Публикации » Миллионы и их марши, или Оппозиция как опора власти
Главная » Актуальные вести

Миллионы и их марши, или Оппозиция как опора власти

21 июня 2012 Нет комментариев

Буквально через пару дней после президентских выборов в марте 2012 года Сергей Удальцов объявил о том, что в канун инаугурации новоизбранного президента оппозиция проведет массовую акцию протеста – Марш миллионов. Это событие стало одним из ключевых в текущем российском политическом раскладе, потому что именно оно задало формат публичных отношений между властью и оппозицией и фактически отсекло возможность неформатных шагов.
Отношения власти и оппозиции в России теперь строятся так же, как радио и телевещание. Нас уже осчастливили такими маршами 6 мая и 12 июня и наметили следующую дату – 15 сентября.

Андрей Борисов
Обнинский вестник

Прежде всего, Марш миллионов абсолютно предсказуем. О его проведении объявляется задолго до заявляемой даты, после чего оппозиция не может его не провести, ибо сегодня срыв столь понтово провозглашаемого мероприятия означал бы для оппозиции политическое самоубийство её вождей. Равно как власть не может не отреагировать на факт массового оппозиционного мероприятия, ибо она должна постоянно напоминать, кто в доме хозяин, и напоминать так, чтобы в этом не возникало сомнений. Обе стороны оказываются втянуты в абсолютно предсказуемый процесс подготовки ко дню марша. В этот день никак нельзя ударить в грязь лицом. Ни тем, ни другим.
Подаётся заявка на проведение марша. Начинается процесс согласования места, маршрута и размеров, который для обеих сторон является замечательным информационным поводом рассказать о том, как данная сторона готова к переговорам и уступкам и как её противник всё срывает своей злонамеренной провокационностью. Параллельно идет мобилизация. Для оппозиции она проходит как флэш-моб: появление Интернета, похоже, окончательно избавило недовольных в России от тяги заниматься сколько-нибудь сложными формами оргработы, равно как и от способности делать что-либо, кроме как выводить людей на улицы. Ну а власть проводит свою мобилизацию в формате «игра в войну»: формы другие, но тоже разнообразием не блещут. Наконец, приходит долгожданный день – День раздачи информационных поводов. Ибо не так важно, что происходило в этот день на улицах и площадях, важно, что попало в репортажи и блоги и какими комментариями сопровождалось.
Накал информационной войны резко обостряется, а поводы для неё поддерживаются акциями вдогонку. Тут важно достать-таки оппонента, чтобы тот психанул. В информационной войне стороны, в основном, выясняют три вопроса: сколько народу вышло на улицы, кто первый начал драться, как именно противоположная сторона провоцировала нас, безгрешных. Страсти по этому поводу кипят еще пару недель, после чего всё потихоньку устаканивается и стороны начинают готовиться к новопровозглашенному очередному Маршу. Как всякий ритуальный конфликт, Марш миллионов предназначен для демонстрации того, что в обществе ничего не изменяется. Всё идет как идет, и будет продолжать так идти. Вполне управляемая напряженность. Кровь играет, нервы щекочутся, но всё по-прежнему – и по-другому быть не может. Ибо формат как таковой исключает возможность «подругому». Значит, сложившееся положение устраивает обе конфликтующие стороны.
В связи с этим нельзя не сказать пару ласковых про оппозицию. Вроде бы именно её должна не устраивать сложившаяся ситуация, вроде бы именно она должна играть не на сохранение, а на изменение – просто по понятию оппозиции. И тем не менее именно она предложила внешне агрессивный, а по сути, консервирующий формат отношений с властью. Почему?
И здесь придется говорить о вождях оппозиции. Они недавно поменялись. Зимняя волна протестов отодвинула на второй план Немцова, Каспарова, Рыжкова и прочих изгоев из старого истэблишмента. Им на смену пришли Удальцов, Навальный, Чирикова, Яшин… Другое поколение. Любящее и умеющее играть в уличные игры и интернет-игры. А точнее, увязывать одни игры с другими. И новый формат предназначен для того, чтобы обеспечить воспроизводство их лидерства. Исключить возвращение старых вождей, равно как и появление новых. Само структурирование информационного поля на 2-3 месяца вперед начинается с публичных заявлений лидеров о дате новой акции. Шаг, абсурдный с точки зрения логики борьбы всерьёз, ибо он дает возможность противной стороне подготовиться. Но этот шаг великолепно обеспечивает воспроизводство лидерства, ибо провозгласившие дату следующей акции лидеры точно будут в центре информационного внимания в период подготовки, проведения и информационного отыгрывания провозглашенной акции.
А дальше – новый цикл. Кроме того, демонстративно конфликтный характер формата призван скрыть бессодержательность оппозиции. Ей ведь не о чем говорить с властью, она не может предложить повестку дня. Требование «Путин должен уйти» – не предмет для переговоров. Просто потому, что для Путина уход – это политическое самоубийство. И чтобы требовать такого, нужны очень весомые (для кандидата в самоубийцы!) аргументы. А тут: «Мужик! Или ты застрелишься, или мы на тебя обидимся». И о чем говорить дальше?
А все остальные требования оппозиции обретают смысл лишь при выполнении первого и главного. Наконец, еще один нюанс: в отличие от немцовского поколения Удальцов и компания – люди лично смелые. Настолько смелые, что некоторые даже считают, что власть их боится. Боится абсолютной предсказуемости? Ведь смелость не заменяет ума, организаторских талантов и даже элементарной вменяемости.
А предложенный формат удачно маскирует отсутствие этих вещей. Удальцовский Марш миллионов чем-то напоминает мне грызловскую Госдуму. Ту, которая не место для дискуссий. Напоминает именно демонстративным исключением возможности обсуждения содержательных вещей. А жизнь опять идет мимо…