. Обнинский Вестник » Публикации » Мастерская изотопов
Главная » Новости

Мастерская изотопов

21 декабря 2017 Нет комментариев

В Обнинске на предприятии «Циклотрон» делают изотопы, которыми пользуются и в Европе, и в Америке.

Наш город славится своими инновационными предприятиями. Здесь производят сложнейшие изделия, которые ценятся во всём мире. «Циклотрон» - одна из компаний, обеспечивающая Обнинску достойный имидж за рубежом. Мы обсудили с генеральным директором «Циклотрона», кандидатом химических наук Анатолием Разбашем, в чём сложность работы с таким специфическим товаром.

Корр.: «Циклотрон» делает и продаёт изотопы. Как вы их делаете и для чего они нужны?
Разбаш: Мы производим радиоактивные изотопы, а также изделия из них. Как получаются изотопы? Они образуются в результате ядерных реакций. Мы облучаем мишень, потом отделяем изотоп от материала мишени и очищаем его от примесей. Далее в чистом виде поставляем изотоп потребителю.
Кроме собственно изотопов, мы изготавливаем и продаём источники излучения, например, источники на основе германия-68. Их применяют для калибровки позитронных эмиссионных томографов, которые на сегодняшний день являются самыми прогрессивными аппаратами для обнаружения рака. С ростом количества ПЭТ-центров в России растёт и объём поставок этого вида нашей продукции.
Ещё одно уникальное изделие, которое производит «Циклотрон», - генератор галлия-68. Радиофармпрепараты на основе галлия-68 сейчас успешно используются для диагностики различных онкологических заболеваний на ранней стадии.

Корр.: Вы и производите, и продаёте изотопы?
Разбаш: Раньше продавали и самостоятельно, и через посредников. Теперь же мы в основном занимаемся производством, а продажи осуществляем через компанию «Изотоп». Это предприятие госкорпорации «Росатом», работающее на рынках изотопной продукции, радиационной техники, медицинского оборудования и так далее. Оно берёт на себя обязанности по представлению нашей продукции на разных рынках.

Корр.: Ведете новые научные разработки или производите уже однажды придуманные изделия?
Разбаш: Если мы не будем постоянно меняться и изобретать что-то новое, мы не сохраним свои позиции на рынке. Любая техника имеет ограниченный ресурс. Она производит определённое количество продукции. При этом потребность в нашей продукции постоянно растёт. И мы должны придумывать способы, как производить большие объёмы, как увеличить производительность, как усовершенствовать технологию производства. Работаем и над новыми изотопами. Например, с прошлого года занимаемся цирконием -89. Пока потребность рынка в нем крайне мала, но он очень перспективен для использования в позитронной эмиссионной томографии. И уже сейчас за рубежом ему уделяют большое внимание. В России мы его пока поставляем только в Федеральный медицинский биофизический центр им. Бурназяна. Однако, думаю, это только начало истории циркония-89.

Корр.: Ваши сотрудники делятся на тех, кто думает и тех, кто делает?
Разбаш: Нет. Как показывает мой опыт, это ошибочный путь. Думать надо, сидя в лаборатории и работая руками. Нельзя разделять теорию и прикладную часть работы.

Корр.: Кто ваши основные партнёры?
Разбаш: Мы очень тесно сотрудничаем с Германией и США. А вообще поставляем продукцию примерно в четыре десятка зарубежных стран.

Корр.: Понятно, что изотопы, сделанные на «Циклотроне», востребованы за рубежом. А внутри страны?
Разбаш: К сожалению, в гораздо меньшей степени. В прошлом году внутренние поставки составили всего 3% от всех продаж, в этом году – примерно 8%. Объяснение только одно – в России ядерная медицина развивается очень медленно. Мы делаем уникальные изотопы и являемся монополистами по их производству в России лишь потому, что потребности российской ядерной медицины очень скромные, и поставлять небольшие количества никто не хочет. Будем надеяться, со временем ситуация изменится.

Корр.: Как для «Циклотрона» прошёл этот год?
Разбаш: Не могу сказать, что год был лёгким. Как и все последние годы, на нашем предприятии достаточно сложностей, чтобы не расслабляться. Были технические трудности, связанные с работой ускорителей. И много сил у нас ушло на получение новых лицензий Ростехнадзора. В последние годы приняты новые нормативные документы, и процедура получения лицензий изменилась. Если несколько лет назад для нашей деятельности мы получали одну лицензию, то сейчас нам пришлось получать две лицензии. Для каждой из них необходимо было готовить большой объём документов, которые проходят экспертизу. Сейчас мы всё сделали, а через пять лет эту процедуру нужно будет повторить. Если серьёзных изменений в нормативной базе не произойдёт, то, как мне кажется, всё пройдёт легче, чем в этом году.

Корр.: На ваш взгляд, ужесточение требований при получении лицензии оправдано или это никому не нужная бюрократия?
Разбаш: Однозначно ответить нельзя. С одной стороны, мы работаем с радиоактивными материалами, и здесь обязательно должен быть контроль государства, с другой стороны – разрабатываемые нормативные документы в значительной степени учитывают структуру и возможности крупных предприятий, как например АЭС. И требования этих документов не всегда легко полностью обеспечить на небольших предприятиях, как, например, наше предприятие. Приходится некоторые моменты уточнять. Опять же уходят силы и время. Ведь каждый сложный момент - это переписка в течение нескольких дней или даже недель. И всегда есть риск, что предприятие не получит лицензию в срок. А тогда могут быть сорваны контракты. Мы работаем в изотопной области уже много лет, и всегда начинали процесс получения разрешительных документов заранее, чтобы иметь некоторый запас времени на предоставление дополнительной информации по запросам. К счастью, за все годы нашей работы мы ни разу не нарушали сроки выполнения своих обязательств перед клиентами. Поэтому наши партнёры нам доверяют, и у нас прочные отношения.
Екатерина Задохина