. Обнинский Вестник » Публикации » О демобилизации, генерале Родимцеве и другом
Главная » Годовщина Победы

О демобилизации, генерале Родимцеве и другом

23 февраля 2011 Нет комментариев

Второго февраля 194З года завершилось Сталинградское сражение разгромом группировки немецких войск. Это было одно из наиболее длительных сражений в истории Великой Отечественной войны. Оно продолжалось 200 дней и ночей. Немцы и их сателлиты в этом сражении потеряли более 1,5 млн. личного состава своих войск. Одним из героев Сталинградской битвы был командир 13 гвардейской стрелковой дивизии генерал А.И. Родимцев.
Меня, как несовершеннолетнего, демобилизовали к концу лета 1945 года. Я уезжал из

Германии в Советский Союз с первым эшелоном возвращающихся на родину солдат. Нужно сказать, что сам я этой демобилизации не был рад: рассчитывал, что осенью буду учиться в вечерней школе, выучу немецкий язык. Как считал сам, мог стопроцентно исполнять обязанности военнослужащего. Вот только военную присягу принимать было не положено: не вышел ещё возраст.

Из кинохроник того времени можно увидеть, как встречала страна поезда демобилизованных солдат. Ехали мы в пульмановских вагонах, оборудованных только нарами. Вещей у меня практически не было. Провожая, разведчики снабдили рулоном трофейного парашютного шелка, да собрали на дорогу какую-то сумму денег. Спал я на голых досках, снимал только сапоги, а под голову клал пилотку. Чувствовал себя вполне комфортно. Был сентябрь или конец августа, стояла теплынь. Ехали через Польшу, Западную Украину. У некоторых солдат были трофейные баяны или аккордеоны. Всю дорогу в вагонах звучали песни - весёлые и грустные. Кормили на станциях, где поезд стоял продолжительное время. Конечная остановка - город Харьков.

• ••

Войну завершил я переростком: мне шёл пятнадцатый год, и в Суворовское училище по возрасту уже не проходил. Образование - всего два класса украинской школы. Однако никаких тревожных предчувствий в ожидании ближайшего будущего у меня не было. За годы войны устойчиво выработалась психология члена солдатского сообщества: ты свой, ты равен всем и каждому, мы все одна семья. И любой город для меня представлялся аналогом казармы, которую я покинул совсем недавно. Кроме всего прочего, в каждом поселении было достаточно людей, которые только-только сняли погоны. Первые демобилизованные солдаты и командиры не снимали с гимнастёрок свои ордена и медали. И странно было, если на гимнастёрке демобилизованного не было никакой награды. В невоенном, гражданском сообществе мы психологически ещё долго оставались солдатами.

• ••

В Харькове прибывший поезд встречали представители администрации, общественных организаций с плакатами, цветами и военным оркестром. Подробностей не помню: прошло много лет. Помню, что было много народа. Оркестр играл «Прощание славянки», другие военные марши. Однако к вечеру я был оформлен в 5-е специальное ремесленное училище одного из оборонных заводов Харькова. Все формальности зачисления прошли быстро и без волокиты.

Этим же вечером я был представлен воспитателем ребятам из группы, которые встретили меня приветливо. В дальнейшем сдружился с пареньком, моим ровесником Алёшей. Слегка приблатнённый, как и многие ребята той поры в большом городе, он оказался не только гидом, вводившим в новый мир, где правила поведения и отношений отличались от предыдущего моего окружения, но и хорошим, верным товарищем.

Разгром нацистской Германии ещё не был концом Второй мировой войны. На Дальнем Востоке американцы продолжали сражаться с Японией. А из Германии на Восток неслись эшелоны с соединениями Красной Армии, боевой техникой и оборудованием.Торопили не только события на Дальнем Востоке, но и интересы Советского Союза в этом регионе.

Иногда приходил поездсдемобилизованными солдатами. Училище располагалось недалеко от вокзала. Мы ходили на митинг вместе с другими коллективами трудящихся города. На таких встречах атмосфера всегда была праздничной.

Вместе с тем, внутриэкономическое положение оставалось сложным. Война продолжала
пожирать ресурсы, почти ничего не оставляя остальному населению страны. И что было уди-
вительным, к началу учебного года наша группа ремесленников отправляется на две недели в заводской санаторий под Чугуевом. Это была для меня какая-то сказка. Утром побудка. Звуки горна, как в далёком прошлом пионерского лагеря: зарядка и купание в прохладной воде санаторного водоёма. Руководство страны в 1945 году смотрело далеко вперёд.

•••

Учебная программа училища была разделена на две части. Утром - общеобразовательная, после обеда - в мастерских. В памяти на всю жизнь остались уроки русского языка и литературы.

Помню, идёт урок литературы. Преподаватель - невообразимо красивая, молодая, обаятельная женщина, модно одетая, читает лермонтовское «Бородино»: /« Скажи-ка дядя, ведь недаром,// Москва, спалённая пожаром,// Французу отдана/… /Да, были люди в наше время,/ Не то, что нынешнее племя/:/Богатыри - не вы/. …»/. Ребята, не шелохнувшись, слушают преподавателя. Волосики стриженых головтор-чат ёжиком, слегка шевелятся уши, в классе ни шороха, ни звука, и только голос преподавателя вторгается в их души, для которых и Лермонтов, и его «Бородино» оставались до сегодня «Терра инкогнито». Признаться не грешно, все ребята нашей группы были тайно влюблены в свою учительницу.

Стихотворение М.Лермонтова «Бородино» тут же на уроке возвращает меня в недавнее прошлое. Завершается подготовка к наступлению. Однако неожиданно обнаруживаются в обороне немцев подозрительные участки. Разведгруппа с командиром взвода лейтенантом Г. Соковиковым должна обследовать их. Штаб бригады обеспокоен, как бы ни напороться на скрытые огневые точки при наступлении. Об этом ещё раз напомнил начальник разведки бригады капитан Иванов всему составу группы ночью в окопе на переднем крае. По коридору, хорошо изученному наблюдателями, группа на полусогнутых уходит в тыл немцев. Почти двое суток по-пластунски разведчики облазили участок обозначенной полосы. И вот, вернувшись обратно в исходную точку, лейтенант Соковиков докладывает капитану Иванову, развернув карту. Тот, забрав её, уводит лейтенанта в штаб бригады. Старшина роты с писарем разливают из термоса горячий чай и поят нас. Поднявшись из окопа, мы осматриваем окружающую местность. Поднимается солнце. Оно становится ярче и ярче. Внизу по ложбине, скрытно мотострелковые роты повзводно лёгкой трусцой бегут к переднему краю. Вот-вот должна начаться артиллерийская подготовка. Мы зачарованно рассматриваем эту панораму. Мы - это ефрейтор Саша Афанасьев, рядовые Сергей Кокол, Николай Борщев и я. Мотострелки без вещмешков, без противогазов, без шинельных скаток, можно сказать, налегке, только карабины с примкнутыми штыками, занимают исходное положение. И мы, грязные, какие-то зачуханные и малорослые резко отличаемся от этих рослых, крепких, молодцеватых солдат. И явно, что немцам не позавидовать, когда гвардейцы пойдут в атаку. Это были батальоны 8-й армии Чуйкова.

Слушая на уроке учительницу, видел их такими же богатырями, как и гренадёры под Бородино в 1812 году.

•••

Помимо преподавателей общеобразовательного профиля и учителей-трудовиков вучилище была представлена группа воспитателей. Запомнился военрук, без руки, в прошлом - кадровый командир Красной Армии. Мы с удовольствием выполняли его команды на занятиях по строевой подготовке. Эти уроки дисциплинировали нас.

И хотя ребят вопросы отношений между мужчиной и женщиной не очень уж так и интересовали, дружбу учительницы русского языка и военрука- инвалида мы приметили. Их взаимоотношения, как нам казалось, были очёнь теплыми. Это нас радовало. Нам хотелось неосознанно, чтобы в жизни они были счастливы.

Была в училище и старший воспитатель -красивая, строгая и, вероятно, волевая женщина. Мы её побаивались и старались поменьше попадаться на глаза. Как выяснилось позже, в этом треугольнике не всё было благополучно.

Русский язык и литературу вскоре стал преподавать немолодой уже учитель. На наш вопрос, где Наталья Николаевна, он кратко ответил, что она уволилась. Затем исчез и военрук.

Поздней осенью в училище появился новый воспитатель. Сам по себе не очень молодой, можно сказать какой-то серый, или малоприметный. Ходил в такой же серой солдатской шинели со следами отпоротых погон и петлиц.

В это время года, как известно, рано темнеет. После ужина в слякотную погоду на улицу не очень тянуло. Ребята собирались в палате в уголках группами на койках, рассказывали друг другу всякие истории. Курить отходили к открытой форточке, чтобы меньше ругали при проверке. Рано укладывались спать. После отбоя по палатам ходил воспитатель, проверял, всели на месте.

• ••

В один из таких вечеров к нам в палату пришёл новый воспитатель. Было время отбоя, и мы практически все улеглись на кровати под одеяло. Он представился. Назвал своё имя и отчество - если не ошибаюсь - Николай Евсеевич. Сказал, что недавно демобилизовался из армии и его направили на работу к нам. Он обошёл палату, осмотрел, нет ли пустых коек. Затем на середке палаты сел к кому-то и негромко обратился ко всем:

«Знаете, есть на Волге город. До войны он был большой, красивый. Сейчас в - развалинах. Но мы обязательно его восстановим, и он будет ещё краше, чем до войны. Это - город Сталинград». Голос его был несколько сиплый, говорил он негромко. Мы притихли, и стали внимательно слушать:

-Лето 1942-го года для Красной Армии оставалось тяжёлым, - продолжил Николай Евсеевич. - Враг рвался к Сталинграду. В воздухе господствовала немецкая авиация. Сдержать их танковые соединения было невероятно трудно. Вскоре в городе шли уже уличные бои за каждый дом, каждый подъезд. Силы защитников таяли. Командующий 6-й армией генерал фон Паулюс докладывал Гитлеру: «Не сегодня - завтра город полностью будет очищен от совете-кихсолдат. Остатки ихбудутсброшены в Волгу».

А в это время на левом её берегу подразделения 13 гвардейской стрелковой дивизии генерала Родимцева ждали команды на переправу. Наконец глубокой ночью команда была дана сигнальной ракетой. И тут река вскипела, запылала огнём. Из простреленных баков нефтехранилищ огненные струи текли в Волгу. Река пылала. Этот огонь гасили только разрывы снарядов. Сквозь огонь, разрывы мин и снарядов двигались с гвардейцами бронекатера, баржи, лодки. Достигнув берега, гвардейцы бросались в атаку. Вскоре они прорвались к центру, взяли вокзал. Немцы были в панике. Такого напора атакующих гвардейцев они не ожидали. Генерал Родимцев в солдатской гимнастёрке был в их рядах. И отличить его от солдата можно было только по портупее и генеральским петлицам на воротнике гимнастёрки.

Дословно то, о чём рассказывал воспитатель, я привести не могу: прошло много времени. Однако смысл и приведенные им словесные образы настолько были эмоциональными и зримыми, что они остались в памяти на всю жизнь.

Николай Евсеевич умолк, поднялся и прошёлся по палате. Неяркий, тусклый свет потолочной лампочки едва освещал его фигуру. Он был, как всегда, в неизменной солдатской шинели, и тень от него менялась, двигалась вместе с ним, уменьшаясь, или увеличиваясь. Затем, когда он отходил от лампочки дальше, она исчезала. Мы смотрели за этой игрой света и тени.
Каждый по-своему, наверное, воспринимал услышанное. И, наверное, многие из ребят хотели в будущем быть похожим на генерала Родимцева. Далее Николай Евсеевич рассказывал о подвигах бойцов-гвардейцев, о доме, который два месяца защищал от немцев старшина Павлов со своим отделением и который вошёл в историю как «дом Павлова». И сам Павлов, излечиваясь после ранений, попадал в другие части. А узнал о том, что он Герой Советского Союза только в 1945 году, будучи в Германии.

На вопрос Николаю Евсеевичу, в каких частях воевал он сам, ответил: «Я был солдатом 13 гвардейской стрелковой дивизии генерала Родимцева».

Из генералов, фамилии которых были у меня на слуху в то время: - генерал Катуков - командарм, да, наверное, Жуков - командующий фронтом. Остальные известные генералы Советской Армии, если они и звучали в солдатской среде -улетучились. А вотфамилия командира 13 гвардейской стрелковой дивизии Родимцева после того памятного вечера в Харькове в подсознании осталась надолго. И только сейчас, когда мне уже под 80 самому, и когда Александра Ильича Родимцева давно нет в живых, я «зашёл» в интернет, чтобы узнать об этом человеке подробнее.

• ••

В годы Великой Отечественной войны военнослужащие с глубоким уважением относились ксвоему командиру А.И. Родимцеву. И нетолько за его мужество и отвагу. Он был талантливый военачальник. Первую звезду Героя Советского Союза получил за участие в войне в Испании. В то время, когда мы в пионерских лагерях, говоря о событиях в Испании, вскидывали правую руку вверх с возгласом «No passer an!» (фашизм не пройдёт!), Родимцев был известным командиром в рядах испанской республиканской армии. Солдаты любили своего командира за его душевную теплоту, за его заботу и уважение к простому человеку.

Умер дважды Герой Советского Союза А.И. Родимцев в 1976 году в звании генерал-полков-ника Советской Армии. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Николай Евсеевич, будучи дежурным по училищу, всегда приходил после отбоя к нам в палату. Его рассказы о героях ранее прочитанных им книг для нас, ещё неуспевших приобщиться к большой литературе и к чтению, были не только информативным ликбезом. Мы впитывали, как губка, поведение и поступки героев Войнич, В. Гюго, Н. Чернышевского, фантастику Ж. Верна, других. Для нас открывался мир замечательных образов, что давало пищу для размышлений формирующемуся уму подростков. Мы более внимательно стали всматриваться не только на окружающих нас людей, но и к своему поведению и поступкам в тех или иных ситуациях. Работая после обеда в мастерских, мы задумывались о том, что происходит в нашей стране и мире.

Послевоенному поколению выпускников ре-месленныхучилищ предстояло своим трудом на заводах и фабриках, стройплощадок «почтовых ящиков» создавать атомную и космическую отрасли, строить оборонные объекты и города.

Это поколение рабочего класса пришло на производство, когда там трудились ещё участники войны, после службы в рядах Советской Армии и Флота. И ветераны стали непосредственными наставниками своего нового пополнения. Приняв трудовую эстафету от своих старших товарищей, многие из них стали ударниками, орденоносцами, Героями Социалистического Труда.

В городе Обнинске в институтах и на промпло-щадкахтакже работали бывшие ученики ремесленных училищ. Вот лишь несколько фамилий из их числа: П. Дементьев - инженер, А. Неонов, орденоносец-механик, В.Достовалов, Герой Социалистического труда - монтажник. Некоторые из них продолжают работать и сегодня.

В.Вареник