. Обнинский Вестник » Публикации » Интеллектуальные тренажёры
Главная » Наука, Новости

Интеллектуальные тренажёры

5 февраля 2016 Нет комментариев

Обнинское предприятие «Моделирующие системы» уже 25 лет создаёт тренажёры для атомных и тепловых электростанций. Эти программы чем-то напоминают компьютерную игру Minecraft– команда операторов атомной станции должна выжить и сохранить энергоблок в безопасном состоянии, несмотря на любые нештатные ситуации. О том, как устроены тренажёры для атомщиков и кто их создаёт, мы поговорили с директором «Моделирующих систем» Валерием Алексеевичем Левченко.
Корр.: Что за продукт вы изготавливаете?
Левченко: Мы создаём тренажёры для атомных и тепловых станций. Они необходимы не столько для обучения, сколько для поддержания квалификации оперативного персонала.
Корр.: Бывают спортивные тренажёры, тренажёры для космонавтов… Но как выглядят тренажёры для атомщиков?
Левченко: Слово «тренажёр» в данном случае – это, конечно, сленг. Речь идёт о симуляторах – специальных математических моделях энергоблока, которые включают в себя все системы реального энергоблока. Вся эта «кухня» соединена со средствами ввода и вывода. Информация выводится на компьютерный экран, и на современных энергоблоках через него идёт управление всеми процессами. Человек, который работает на станции, не должен заметить разницу между поведением реального энергоблока и моделью. Они должны быть абсолютно идентичны. Таким образом, использование модели позволяет с точностью воспроизводить работу с энергоблоком. Здесь можно моделировать любые ситуации, в том числе аварийные, и учиться грамотно с ними справляться.
Корр.: Я правильно поняла, что ваш конечный продукт – это компьютерная программа?
Левченко: Это комплекс сложнейших компьютерных программ, в создании которых участвуют физики, химики, программисты, технологи и многие другие специалисты. В общем, чтобы создать такую модель, необходимо задействовать пару десятков научных дисциплин.
Корр.: Зачем нужны эти тренажёры? Можно же чисто теоретически выучить все нештатные ситуации – прочитать о них в учебниках.
Левченко: Ничего нет лучше практической отработки. Когда энергоблок работает, на атомной станции ничего не происходит – скучно и спокойно. Каждый день одно и то же. Такая ситуация может сохраняться годами. У персонала просто нет возможности отработать навыки оперативного реагирования на аварии. При этом мы не можем исключать возможность нештатной ситуации. После чернобыльской катастрофы вопросы безопасности в атомной отрасли были поставлены во главу угла. И поэтому возникла потребность в искусственном создании возможных проблем, что и предполагают наши модели.
Корр.: Сотрудники атомных станций тренируются на тренажерах добровольно – для саморазвития? Или они обязаны это делать?
Левченко: По закону каждая смена операторов обязана пройти обучение на тренажерах непрерывно равномерно в течение года. То есть это не разовые тренинги по желанию, а методичный, длительный, обязательный процесс. Обучаются не по одному, а командой от 4 до 7 человек, так как и в жизни подобные проблемы решаются сообща – всеми операторами смены. Главная задача – прежде всего привести энергоблок в безопасное состояние.
Корр.: Ваш продукт уникален для российского рынка?
Левченко: Каждый тренажёр создаётся для конкретного энергоблока, и в этом смысле наш продукт уникален. Невозможно сделать одну модель и пустить её на поток. В атомной отрасли всё очень сложно устроено. Под каждую задачу мы создаём новую модель. И дважды продать этот чрезвычайно трудоёмкий продукт мы не можем.Даже если взять тепловые реакторы, для которых мы тоже создаём тренажёры, здесь тоже невозможно повторяться. Тепловые реакторы более типовые, чем реакторы на быстрых нейтронах, но и они постоянно дорабатываются, совершенствуются и потому выпускаются с рядом изменений и дополнений.
Корр.: Как разные версии Windows?
Левченко: Да, можно провести такую аналогию. И опять же получается, что под каждый тепловой реактор требуется эксклюзивный тренажёр.
Корр.: Сколько времени уходит на разработку одной модели?
Левченко: Как правило, около года.
Корр.: Нельзя построить один тренажёр и всех на нём обучать, а потом в реальной ситуации люди сделают поправки на особенности своих энергоблоков?
Левченко: Это невозможно, поскольку нельзя прививать отрицательные навыки. После чернобыльской катастрофы в России был введен закон о том, что каждый энергоблок должен иметь свой собственный тренажёр.
Корр.: У вас, наверное, очень много заказов появилось после выхода такого закона?
Левченко: Это очень узкий рынок со своими правилами и спецификой. Не так у нас много атомных и тепловых электростанций, чтобы заказы сыпались. Но работа есть. К тому же, мы сотрудничаем не только с российскими заказчиками, но и с зарубежными компаниями. Они довольно часто обращаются к нам, так как им это выгодно: в Европе интеллектуальный труд в разы дороже, чем в России.
Корр.: На российском рынке есть компании, которые разрабатывают такие же продукты?
Левченко: Есть – государственное предприятие ВНИИАЭС и компания «Джет». Они располагаются в Москве. Но опять же специфика нашего бизнеса такова, что по сути мы не конкурируем – есть разделение труда, и работы хватает всем. Вот если бы мы стулья или утюги продавали, тогда, действительно, нам было бы с кем конкурировать. А здесь немного другая ситуация: специалисты по созданию моделирующих систем – это очень высококвалифицированные люди. Их не так много, и они ценятся.
Екатерина Задохина