. Обнинский Вестник » Публикации » Непоточное производство
Главная » Наука, Новости

Непоточное производство

4 февраля 2016 Нет комментариев

Обнинский инженерный центр НИКИМТ создаёт эксклюзивных роботов для атомной промышленности. Иногда сложнейшие конструкции этого инженерного центра используются только один раз.
В конце 2015 года обнинский инженерный центр НИКИМТ лишился своего руководителя. Скончался Александр Фёдорович Мордухай, который много лет возглавлял НИКИМТ, являлся членом городского Совета директоров и городского научно-технического Совета. Александр Федорович более 30 лет работал в атомной отрасли и внес огромный вклад в практическое внедрение инновационных разработок.Его любят и помнят в обнинском инженерном центре. Новый директор НИКИМТа Дмитрий Борисович Дубов – не со стороны. Он несколько лет проработал под руководством Мордухая и начинает наш разговор с того, что главное теперь – не разрушить и не испортить ту систему предприятия, которую создал Александр Фёдорович.
Корр.: Вы давно работаете в НИКИМТе?
Дубов:15 лет. Начинал простым разработчиком-электронщиком. По мере профессионального роста шёл карьерный. С 2010 года я руководил отделом разработки и изготовления автоматизированных систем управления и контроля.Теперь занимаю должность директора обнинского инженерного центра.
Корр.: Вы в Обнинске родились?
Дубов: Нет. Я родом из Сибири. Заканчивал Томский государственный университет систем управления и радиоэлектронники.
Корр.: Вам нравится новое назначение?
Дубов: Ещё не очень разобрался – слишком мало времени прошло. Но мне нравится расти, развиваться, брать на себя ответственность, решать новые задачи.
Корр.: Каково положение НИКИМТа на сегодняшний день? Как предприятие чувствует себя в структуре госкорпорации «Росатом»?
Дубов: В состав «Росатома» мы вошли уже давно – несколько лет назад. А вот головной распорядитель у нас поменялся не так давно: была московская инжиниринговая компания «Атомэнергопроект», а теперь мы находимся под эгидой нижегородского «Атомэнергопроекта» - НИАЭПа. Впрочем, процессы переподчинения особо не влияют на деятельность нашей компании. Меняемся мы по другой причине – когда расширяется план работ. Например, раньше мы работали только на эксплуатации объектов атомной промышленности, а с 2010 года нас стали привлекать и на этапе строительства. Соответственно, мы стали решать новые задачи и создавать новую продукцию.
Корр.: Сейчас многие говорят о так называемом ренессансе атомной промышленности. После чернобыльской катастрофы ряд программ был свёрнут, и в целом появилось недоверие к атомной отрасли, а теперь она опять активно развивается. Вы ощущаете подъем?
Дубов: Да. Люди понимают, что без атомной энергии никуда. Бытовые нужды мы ещё можем удовлетворить с помощью других видов энергии, типа солнечной или ветряной, но тяжёлая промышленность без атомной энергетики невозможна. Если государство хочет иметь развитые промышленную и сельскохозяйственную отрасли, оно должно вкладываться в развитие атомной энергетики. Поэтому, несмотря на Чернобыль и даже во многом благодаря ему, атомная отрасль является одним из приоритетным направлением для России.
Корр.: Почему вы говорите «благодаря»?
Дубов: Нет худа без добра. Эта трагедия обнажила многие существующие проблемы отрасли. И, разумеется, они решаются. Атомные объекты совершенствуются с каждым годом и становятся всё более безопасными. К тому же, благодаря атомной промышленности, вперёд идут и другие области человеческой деятельности: электроника, машиностроение, физика, химия и так далее.
Корр.: Почему так происходит?
Дубов: Атомная промышленность – самый мощный источник энергии. И он же самый сложный в разработке. Людям волей не волей приходится постигать новые для себя понятия, изобретать материалы, технику, электронные схемы, чтобы освоить эту область. Атомная энергетика – катализатор современной науки.
Корр.: И всё равно остаются люди, которые с недоверием относятся к атомным станциям, боятся их.
Дубов: Наверное, это связано с незнанием и отсутствием информации. Радиацию не видно, её нельзя потрогать. Но при этом она обладает силой. Конечно, страшно. Но если научиться с этим обращаться и работать, страх проходит. Например, реактор ВВЭР-1200, который разработан в нашей стране, поставляется на экспорт во многие страны и признан самым безопасным в мире.
Корр.: Давайте вернемся к НИКИМТу. Какова его роль в глобальном атомном процессе?
Дубов: Мы занимаемся выполнением опытно-конструкторских и проектно-технологических работ по монтажу, ремонту, реконструкции и выводу из эксплуатации энергетических, промышленных и исследовательских реакторных установок, разрабатываем и изготавливаем оборудование для выполнения этих работ. Это оборудование для металлообработки трубопроводов, для ультразвуковой диагностики металла и так далее. Каждый атомный объект имеет металлоконструкции и трубопроводы. Наше оборудование необходимо для их монтажа, эксплуатации и ремонта. Специфика НИКИМТа заключается в том, что мы не занимаемся поточным производством. Все атомные станции – уникальны. И для каждого случая необходимо своё оборудование. Поэтому разработав и создав объект единожды, мы, как правило, к нему не возвращаемся. Довольно часто производим нестандартное оборудование для решения одной единственной, актуальной на данный момент, задачи. Например, до места поломки человек не может добраться физически, и мы создаем аппарат, способный опуститься внутрь трубы и устранить дефект. Скорее всего, этот аппарат нигде и никогда больше не пригодится. Но в данной ситуации без него не обойтись.
Екатерина Задохина