Открываем ворота на азиатский рынок

Станет ли Обнинск российским Сингапуром?

Много полезного для инновационного развития Калужской области можно взять из опыта построения инновационной экономики Сингапура. К такому выводу пришли представители делегации Калужской области, принявшие участие в работе Российско-сингапурского бизнес-форума.
Возглавляли делегацию заместитель губернатора по инновационному развитию Максим Шерейкин и глава администрации города Александр Авдеев. Биофармацевтическое направление представлял на Форуме директор инновационного предприятия «Медбиофарм» Рахимджан Розиев.

— Рахимджан Ахметджанович, в чем, по-вашему, секрет успеха Сингапура – признанного во всем мире лидера инновационного развития?

— Сингапур – удивительная страна, которая сегодня очень чутко реагирует на все изменения, которые происходят в глобальной среде. Успех Сингапура основан на трех принципах, которые 50 лет назад были заложены легендарным руководителем этой страны Ли Кван Ю. Во-первых, он сделал государственным языком английский. Представьте, в нищей стране, где 90% населения — китайцы, остальная часть – малайцы и индусы, которые никогда по-английски не говорили и с этой культурой не были связаны, он жестко вводит в качестве государственного языка английский. У нас сегодня гораздо более развитые страны пытаются сделать государственным свой национальный язык. А тогда, 50 лет назад, такое решение было сложно, даже невозможно понять. Но оно сыграло огромную роль в том, что Сингапур превратился в европейскую страну на азиатском континенте.

Второе принципиальное решение, положившее начало успешному развитию Сингапура – превращение этой островной страны в своего рода ворота между Западом и Юго-Восточной Азией. Напрямую выйти на рынок Юго-Восточной Азии для европейского и американского капитала было сложно из-за неурегулированного местного законодательства. И Сингапур предложил себя в качестве ворот на рынок Юго-Восточной Азии. В итоге он стал поистине центром управления финансовыми потоками, идущими с Запада на Юго-Восток. Кроме того, он – крупнейший морской порт с огромным товарооборотом: до сих пор вызывает удивление количество контейнеров, которые разгружают здесь за одну минуту.
Прошло время, и на первое место начала выходить необходимость наличия других компетенций. И тогда Сингапур принимает третье принципиальное решение — ставит перед собой задачу стать центром управления высокими технологиями. Что он для этого делает? Он вкладывает не менее 10 млрд долларов в подготовку площадки со всей инфраструктурой для своего рода технопарка в сфере высоких технологий. Подобные технопарки у них получили название «биополис», «нанополис» и т.д. в соответствии со специализацией. Так вот «биополис», который мы посетили, создавался не только с «нуля», но и без участия денег инвесторов. Более того, не было даже уверенности, что на эту площадку кто-нибудь из инвесторов придет. Тем не менее, фактически был построен целый город со своим научным парком, современными лабораториями, конференц-залами и т.д. Одним словом, сингапурцы создали все условия для работы ученых. После чего начали приглашать ученых со всего мира, привлекая их, в том числе, и зарплатой в несколько млн. долларов в год. В итоге развитие высоких технологий пошло высокими темпами.

— Может ли сингапурский «биополис» служить прообразом для нашего биофармацевтического технопарка в Обнинске?

— На примере биополиса нашей делегации продемонстрировали модель успешно функционирующего биофармацевтического технопарка. В нем есть научный парк с лабораториями, где ученые могут что-то созидать. Есть площадки типа бизнес-инкубаторов, где новые компании могут начать свой инновационный бизнес, причем, получая поддержку от правительства Сингапура. Есть площадка для так называемых «биг-фарм», где уже представлены несколько ведущих мировых фармацевтических компаний, в том числе, «Новартис», «Лиль». Сегодня они уже производят инновационную продукцию на 20 млрд. долларов. Причем, построив свой технопарк, сингапурцы начали работу по строительству таких же технопарков в других странах. Ими построено несколько таких технопарков в Китае, Индии, Вьетнаме, Корее. Они еще не приходили со своими технопарками на европейский континент, в том числе, в Россию, хотя уже есть идеи строительства биотехнопарка у наших соседей в Пущино. Кстати сказать, инициатива его строительства шла от самих пущинцев, которые через личные контакты вышли на Сингапур. Наша делегация во время посещения «биополиса» убедилась, что у сингапурцев есть опыт строительства биотехнопарков, причем, не только у себя, но и в других странах. Для нас было чрезвычайно важно увидеть эту модель строительства технопарков и управления ими.

– Но ведь Обнинск уже посетил множество технопарков по всему миру с целью перенять опыт. Почему именно Сингапур?

— Здесь наш интерес связан, прежде всего, с перспективой выхода на крупнейшие рынки Индии и Китая. Говоря о биотехнологической и фармацевтической отрасли, надо иметь в виду, что Индия и Китай в будущем составят не менее половины рынка потребления биофармацевтических средств. Но входить на эти рынки напрямую для нас смерти подобно: из-за неурегулированного законодательства наши ноу-хау могут быть просто украдены. А в Сингапуре действует европейское законодательство и работает «английское право». Более того, достаточно сделать регистрацию лекарственного препарата и всех прав на него в Сингапуре, чтобы продавать нашу продукцию в Индии и Китае. Кстати, эти две страны тоже едут в Сингапур, когда хотят привлечь фармацевтический бизнес на свою территорию. Таким образом, Сингапур становится центром управления в Юго-Восточной Азии не только финансовыми потоками, но и продвижением высокотехнологичных продуктов.

— А чем мы можем быть интересны Сингапуру?

— В Сингапуре есть система управления инновациями, есть желание стать «воротами» для продвижения инновационных продуктов на рынки Юго-Восточной Азии, но нет фундаментальной науки. Поэтому они и создали все условия для привлечения знаний, в том числе, в сфере биофармацевтики. То есть, они нуждаются в наших разработках.

— Не проще ли им приглашать наших ученых, которые, видимо, с удовольствием согласятся работать в столь комфортных условиях?

— Такая модель в условиях Сингапура пока не работает, поскольку нет фундаментальной базы. В том же «биополисе» за 10 лет не было создано ни одной новой молекулы. А у нас в России фундаментальные исследования в области биотехнологий ведутся и в МГУ, и в Черноголовке, и в Пущино, и в Новосибирске, и в МРНЦ в Обнинске. Под наш биофармацевтический проект мы привлекаем все лучшее, что создано в этих и других научных центрах страны. Прежде всего, речь идет о новых молекулах, на основе которых создаются новые лекарства. И в Сингапуре понимают, что одно дело — приглашать лучших ученых, давать им лаборатории, и совсем другое – иметь дело с разработками, которые «выращены» в России, прошли здесь экспертизу и имеют большой шанс стать хорошим лекарством. Так что перспектива превращения Обнинска в инновационный центр в сфере биофармацевтики совпадает с планами Сингапура стать воротами для продвижения инноваций на рынки Юго-Восточной Азии. Если Сингапур вложит инвестиции в наш биотехнопарк, поможет с инфраструктурой, то потом сможет стать проводником наших инноваций, «воротами» для продвижения наших лекарств.

— Каково место «Медбиофарма» в этой модели?

— Компания «Медбиофарм» заинтересована в том, чтобы в Обнинске был создан нормальный современный биофармацевтический технопарк. В этом наши интересы с городом и областью едины. Главное для нас – убедить Сингапур прийти в Обнинск и помочь построить биотехнопарк. Ведь речь идет не о простом строительстве зданий, а о той инфраструктуре технопарка, которая привлекла в свое время в сингапурский «биополис» крупные фармацевтические компании и, соответственно, инвестиции. Если говорить конкретно об интересах компании «Медбиофарм», то в данном случае Сингапур важен для нас как ворота для продвижения наших инновационных лекарств. И задача компании «Медбиофарм» — сделать так, чтобы интересы Калужской области, Обнинска как центра биофармацевтики и представителей Сингапура максимально совпали. Если Сингапур поможет построить у нас технопарк, то Обнинск как центр биофармацевтики реализует свою бизнес-миссию, а именно: мы будем собирать со всей России лучшие молекулы, доводить их до определенной степени готовности и через Сингапур, где их будут регистрировать, продавать и выводить на рынки Индии и Китая.

— Удалось увязать интересы всех сторон?

— Наши интересы конкретно связаны с нашими молекулами, а интересы государства — с тем, чтобы создавать площадки для выращивания этих молекул, что, как известно, служит привлечению инвестиций, увеличению налоговой базы и т.д. Сегодня начинает формироваться государственная политика региона в этой области, и биофармацевтика наряду с медициной становится одним из ключевых факторов инновационного развития Калужской области. Нам готовы выделить землю под строительство Центра инновационной фармацевтики. Но поскольку создание площадки будет вестись с нуля, для нас очень важно, чтобы государство приняло в нем участие, помогло подвести инфраструктуру. Проект биофармацевтического центра — это пример реализации частно-государственного партнерства, когда интересы частной компании и государства общие. Что касается интересов Сингапура, то мы пытаемся их убедить: Обнинск – то место, из которого уже подготовленные высокие технологии будут приходить к ним, а далее, через них – на рынок. Выгодно всем.

— Какие перспективы реализация этой модели открывает перед Калужским регионом?

— Калужская область сегодня занимает одно из ведущих мест в России по объему привлеченных инвестиций, во многом, благодаря тому, что регион в свое время принял принципиальное решение о строительстве площадок под предприятия автопрома. Сегодня, как известно, эти площадки заполнены и приносят немалый доход в областной бюджет. Но в данном случае риск вложения денег в обустройство площадок был невелик: предприятия автопрома – Фольксваген или другой мировой гигант, скорее всего, воспользовались бы предоставленными площадками со всей инфраструктурой. Чтобы в регионе начали развиваться биотехнологии и фармацевтика, надо создавать такую же площадку. Но риски здесь гораздо более серьезные, чем в автопроме. Вложив огромные деньги, руководство области может оказаться перед фактом, что никто на эту площадку не придет. Ведь у ученых за душой ничего нет, кроме идей. Так что опасения сделать этот первый шаг есть. Однако, чтобы стать инновационным регионом, нужно принять решение в условиях, когда нет 100% страховки. Нужно понимать, что если ты хочешь быть успешным в инновационном плане, надо рисковать. Но рисковать правильно. Поэтому так важно было познакомиться с сингапурским опытом. Невзирая на то, придет инвестор или нет, удастся ли привлечь крупные зарубежные фармкомпании или нет, они просто приняли решение и начали строить «биополис», вложив 10 млрд. долларов. Да, они не вырастили ни одной своей молекулы за 10 лет. Но они не унывают, а, наоборот, зовут к себе компании со всего мира. И те компании, которые пришли в сингапурский «биополис», сегодня производят инновационной продукции на 20 млрд. долларов. То есть свои затраты они уже, можно сказать, оправдали. Но пришли они не на голую площадку, а сначала убедились, что все здесь всерьез: есть воля государства, есть законодательство, есть лаборатории, есть соответствующая площадка, инфраструктура. Сингапур не побоялся в свое время сделать шаг вперед в своем развитии. И выиграл. У Обнинска, Калужской области есть реальный шанс стать своего рода Сингапуром для России. Мы также могли бы у себя концентрировать знания, превращать эти знания в продукты и потом выводить их на рынок. Сегодня эта идея начинает приобретать более серьезные очертания, она подкрепляется желанием руководства города и области действительно создавать такую инфраструктуру — Парк активных молекул.

Беседовала Е.Колотилина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.